Думиничская районная газета Калужской области Газета издается с 14 сентября 1930 года
23 июля 2018, понедельник 01:22

Бой, вошедший в историю

Бой, вошедший в историю
18.01.2018

76 лет назад, 23 января 1942 года, на нашей земле принял неравный бой и ушел в бессмертие отряд чекистов-лыжников

Один из участников Хлудневского боя, Евгений Александрович Ануфриев, и сейчас жив, и будем надеяться - здоров. Он - профессор МГУ, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Недавно, в мае 2017-го, за большой личный вклад в патриотическое воспитание молодёжи был награждён Почетной грамотой Президента РФ.

Последний раз Евгений Александрович приезжал в наш район 20 лет назад - в 1998 году. С корреспондентами «ДВ» он поделился своими солдатскими воспоминаниями о событиях 23 января 1942-го.

«В два часа ночи нас вывели на лыжах из деревни Которь, и через час примерно мы подошли к Хлудневу. Посовещавшись, командир и комиссар послали меня и ещё одного бойца в разведку.

На лыжах мы спустились к деревне, обнаружили там посты… А ещё повсюду был слышен кашель - потом мы узнали, что здесь располагался батальон дивизии, прибывшей из Франции. Вот они после тамошнего тепла и попростужались… Было очень холодно и ясно, снег был глубокий.

Шли по снегу, очень тяжело, след в след. Команда поступила - подготовить гранаты. У нас их было по четыре: две - танковые, две - такие. Вооружены карабинами, автоматы у немногих.

Лазнюк приказал развернуться к бою. Полетели в дома гранаты, на улицу стали выскакивать немцы, началась суматоха. Но тут раздались команды - они мгновенно заняли оборону. Очень чётко работали!

Я сейчас думаю, что беда была в том, что нас не поддержали остатки пехотных подразделений, находившихся рядом, они-то должны были наносить главный удар. Но нет… В конце концов оборону заняли мы.

Я оказался на самом правом фланге. Стрелять было трудно - очень мощный огонь был с той стороны, в основном очередями, трассирующими пулями. Потом стали рваться мины…

Для меня тогда время очень сжалось, и я не могу сейчас до деталей всё вспомнить. И вообще сколько прошло времени, сказать не могу. Помню, как подошёл сзади Лазнюк, его лицо было в крови. Он приказал отходить к сараям. Я видел, как падали ребята… К сараям я подошёл практически без патронов.

Немцы нас окружали, обходя с тыла. В это время из-за сарая буквально вывалились раненый Кругляков и совсем уже окровавленный Лазнюк. Кругляков крикнул: «Помоги!», и мы вдвоём стали вытаскивать Лазнюка. По снегу, это было очень трудно. Где пробежим немножко, где упадём, ползём… По нам вели огонь очень сильно…

Наконец мы свалились в овраг, там было какое-то пехотное подразделение, около взвода, которое не решилось прийти к нам на помощь».

***

В то время как Кругляков и Ануфриев спасали командира, их боевые товарищи, попавшие в окружение, держали героическую оборону. Погибли все - последний из остававшихся в живых, заместитель политрука Лазарь Паперник, гранатой подорвал себя и окруживших его немцев.

Когда через несколько дней наши части выбили врага из Хлуднева, бойцы узнали от очевидцев печальные подробности жесточайшего боя. Местные жители рассказали, какой ценой поплатились гитлеровцы. Трупы немецких солдат и офицеров валялись по всей деревне. Больше всего мертвых фашистов было на подступах к непокоренному «пятачку» – там, где виднелись обугленные руины сарая.

Написать комментарий: